Adipokines and metabolic parameters in patients with type 2 diabetes mellitus in combination with gout

Cover Page

Abstract


Aim. To study the impact of type 2 diabetes and its combination with gout on the level of adipokines, hormonal and metabolic parameters.

Materials and methods. The study included 18 men with type 2 diabetes with a mean age 57,83 ± 1,67 years, and 21 subjects with a combination of type 2 diabetes and gout, whose average age was 57,57 ± 1,44 years. The controls were 40 healthy men: 20 subjects with an average age of 21,03 ± 0,15 years and 20 men with average age 51,31 ± 1,34 years. All patients had anthropometric measurements, evaluation of parameters of lipid and carbohydrate metabolism, uric acid, levels of adiponectin, leptin and resistin.

Results. Patients of both groups had elevated concentrations of leptin, resistin and reduced level of adiponectin. Men with type 2 diabetes, and its combination with gout had increased levels of total cholesterol, triglycerides, glucose and insulin.

Conclusion. In patients with type 2 diabetes, and its combination with gout are characterized by hyperleptinemia, hypererresistinemia, hypooadiponectinemia. Insulin resistance with compensatory hyperinsulinemia and atherogenic dyslipidemia was found in all patient groups.


В последние годы в связи с быстро растущей распространенностью сахарный диабет 2 типа (СД2) стал рассматриваться экспертами ВОЗ как эпидемия, развивающаяся среди взрослого населения [1]. По данным Международной диабетической федерации – IDF (The International Diabetes Federation), число больных сахарным диабетом в 2014 г. достигло 387 млн (8,3% населения), а к 2035 г. их количество возрастет до 592 млн человек, преимущественно за счет больных СД2 [2].

В настоящее время известно, что в основе патогенеза СД2 лежит синдром инсулинорезистентности, также сопутствующий ряду других метаболических заболеваний, одним из которых является подагра. Сведения о частом сочетании подагры с нарушениями углеводного обмена появились довольно давно. В последние десятилетия отмечается непрерывный рост заболеваемости подагрой, что можно объяснить влиянием метаболических нарушений на пуриновый обмен [3].

Цель исследования

Оценить взаимосвязь адипокинов и гормонально-метаболических показателей у больных с СД2 и его сочетанием с подагрой.

Материал и методы

Обследовано 39 мужчин в возрасте от 41 до 69 лет. Первую группу составили 18 мужчин с СД2, средний возраст которых составил 57,83±1,67 лет, ИМТ – 32,11±0,88 кг/м2. Во вторую группу вошел 21 пациент с сочетанием СД2 и подагры, средний возраст которых был 57,57±1,44 лет, ИМТ – 33,35±1,04 кг/м2.

Контролем служили результаты обследования 40 практически здоровых мужчин. В первую (младшую) контрольную группу вошли 20 мужчин со средним возрастом 21,03±0,15 год и ИМТ 23,14±0,35 кг/м2. Вторую (старшую) контрольную группу составили 20 человек, средний возраст которых – 51,31±1,34 год, ИМТ – 25,96±0,47 кг/м2.

Диагноз «сахарный диабет 2 типа» ставился на основании критериев ВОЗ (2013) [4]. Диагноз «подагра» ставился врачом-ревматологом на основании критериев, разработанных S.Wallace et al. (1977) [5] и утвержденных ВОЗ в 2000 г. Все больные СД на момент обследования находились на пероральной сахароснижающей терапии. У всех обследованных определялись антропометрические показатели: рост, масса тела, окружность талии (ОТ), окружность бедер (ОБ), соотношение ОТ/ОБ, рассчитывался индекс массы тела (ИМТ) по формуле ИМТ = вес (кг)/рост (м)2. ИМТ, равный 25–29,9 кг/м2, расценивался как избыточная масса тела, 30–34,9 кг/м2 – ожирение I степени, 35–39,9 кг/м2 – ожирение II степени, 40 и более кг/м2 – ожирение III степени. ОТ более 94 см, соотношение ОТ/ОБ более 0,95 у мужчин и отложение жира в области живота соответствовали висцеральному типу ожирения. Глютеофеморальный тип ожирения характеризовался преимущественным отложением жира на бедрах, ягодицах, области грудных желез, ОТ менее 94 см, соотношением ОТ/ОБ менее 0,95 для мужчин.

Всем пациентам производился забор крови из локтевой вены утром натощак. Определение гликемии в плазме венозной крови проводилось глюкозооксидазным методом на биохимическом анализаторе Erba XL-200 (Erba Lachema, Чехия). Уровень иммунореактивного инсулина (ИРИ) исследовался методом иммуноферментного анализа на аппарате Architect i1000SR (Abbot, Германия). Инсулинорезистентность оценивалась по показателю HOMA-IR, который рассчитывался по формуле HOMA-IR = ИРИ × гликемия натощак/22,5. Значение этого показателя выше 2,77 свидетельствовало о наличии инсулинорезистентности. Уровень адипонектина, лептина и резистина в сыворотке крови исследовался методом иммуноферментного анализа на аппарате Expert Plus (Asys, Австрия). Показатели липидного спектра крови (общий холестерин, холестерин липопротеинов низкой плотности (ХС ЛПНП), триглицериды, холестерин липопротеинов высокой плотности (ХС ЛПВП)), а также уровень мочевой кислоты определялись спектрофотометрическим методом на биохимическом анализаторе Screen Master Plus (Hospitex diagnostic, Швейцария).

Для обработки численного материала использовались следующие методы математической статистики: t-критерий Стьюдента равенства средних (при неизвестной дисперсии), однофакторный многомерный дисперсионный анализ. Проводилась проверка выборки на нормальность, использовался критерий согласия Колмогорова–Смирнова. Рассчитывались показатели дескриптивной статистики: среднее арифметическое значение со средней ошибкой М±m, среднее квадратическое отклонение среднего арифметического значения (σ). При проверке всех гипотез использовался уровень значимости р=0,05. Статистическая обработка результатов проводилась с помощью Microsoft Excel для Windows.

Результаты и обсуждение

В таблице 1 представлены результаты антропометрического обследования. У больных и СД2, и с сочетанием его с подагрой ИМТ достоверно превышал контрольные значения и соответствовал I степени ожирения. Также у пациентов обеих групп ОТ был более 94 см, а отношение ОТ/ОБ больше 0,95, что позволяет диагностировать у них висцеральный тип ожирения.

Таблица 1. Антропометрические показатели обследованных

Группы

Показатели

0
Младшая контрольная группа

1
Старшая контрольная группа

2
Больные СД2, n=18

3
Больные СД2 и подагрой, n=21

ИМТ, кг/м2

23,14±0,35

25,96±0,47

32,11±0,88

p0-2<0,001

р1-2<0,001

33,35±1,04

р0-3<0,001

р1-3<0,001

р2-3=0,331

ОТ, см

79,84±0,84

83,50±2,24

105,81±3,06

p0-2<0,001

р1-2<0,001

109,69±2,98

р0-3<0,001

р1-3<0,001

р2-3=0,345

ОБ, см

90,60±0,98

99,94±1,31

104,42±2,03

p0-2<0,001

р1-2=0,505

108,43±2,02

р0-3<0,001

р1-3=0,012

р2-3=0,204

ОТ/ОБ

0,89±0,01

0,93±0,01

1,00±0,01

p0-2<0,001

р1-2=0,003

1,01±0,01

р0-3<0,001

р1-3=0,001

р2-3=0,865

Примечание: p0-2 – достоверность различий между показателями групп младшего контроля и пациентов с СД2; р0-3 – достоверность различий между показателями групп младшего контроля и пациентов с сочетанием СД2 и подагры; р1-2 – достоверность различий между показателями групп старшего контроля и пациентов с СД2; р1-3 –достоверность различий между показателями групп старшего контроля и пациентов с сочетанием СД2 и подагры; p2-3 – достоверность различий между показателями групп пациентов с СД2 и сочетанием СД2 и подагры.

 

Как видно из таблицы 2, содержание триглицеридов и у больных СД2, и при его сочетании с подагрой было достоверно выше обеих контрольных величин. Концентрация общего холестерина также была повышена у обследованных обеих групп, хотя статистически значимое ее повышение выявлено только у пациентов с СД2 относительно младшей контрольной группы. Концентрация холестерина ЛПВП значимо была снижена также у больных с СД2 относительно младшего контроля. Его снижение при сочетании заболеваний не достигло статистической достоверности, вероятно, из-за разброса данных. Эти изменения сопровождались повышением коэффициента атерогенности.

Таблица 2. Показатели липидного обмена у обследованных

Группы

Показатели

0
Младшая контрольная группа

1
Старшая контрольная группа

2
Больные СД2, n=18

3
Больные СД2 и подагрой, n=21

Общий холестерин, ммоль/л

4,89±0,05

5,48±0,26

5,65±0,26

р0-2=0,015

р1-2=0,857

5,82±0,33

р0-3=0,064

р1-3=0,777

р2-3=0,955

Триглицериды, ммоль/л

1,19±0,02

1,38±0,08

2,22±0,22

р0-2<0,001

р1-2=0,005

2,78±0,34

р0-3<0,001

р1-3=0,002

р2-3=0,367

ХС ЛПВП, ммоль/л

1,09±0,01

1,14±0,03

1,01±0,05

р0-2=0,017

р1-2=0,037

1,02±0,07

р0-3=0,897

р1-3=0,817

р2-3=0,798

ХС ЛПНП, ммоль/л

3,20±0,06

3,70±0,26

3,57±0,25

р0-2=0,288

р1-2=0,764

3,53±0,26

р0-3=0,715

р1-3=0,547

р2-3=0,746

КА

3,49±0,06

3,88±0,34

4,96±0,59

р0-2=0,028

р1-2=0,262

5,77±0,86

р0-3=0,461

р1-3=0,832

р2-3=0,888

Примечание: p0-2 – достоверность различий между показателями групп младшего контроля и пациентов с СД2; р0-3 – достоверность различий между показателями групп младшего контроля и пациентов с сочетанием СД2 и подагры; р1-2 – достоверность различий между показателями групп старшего контроля и пациентов с СД2; р1-3 – достоверность различий между показателями групп старшего контроля и пациентов с сочетанием СД2 и подагры; p2-3 – достоверность различий между показателями групп пациентов с СД2 и сочетанием СД2 и подагры.

 

Таблица 2. Показатели липидного обмена у обследованных

Группы

Показатели

0
Младшая контрольная группа

1
Старшая контрольная группа

2
Больные СД2, n=18

3
Больные СД2 и подагрой, n=21

Адипонектин, мкг/мл

12,19±0,36

10,92±0,12

8,35±0,68

p0-2<0,001

р1-2<0,001

9,66±0,86

р0-3=0,011

р1-3=0,375

р2-3=0,338

Лептин, нг/мл

3,30±0,15

9,03±1,66

23,43±3,16

p0-2<0,001

р1-2<0,001

30,74±2,09

р0-3<0,001

p1-3<0,001

р2-3=0,024

Резистин, нг/мл

7,53±0,47

6,45±0,57

7,42±0,72

р0-2=0,381

р1-2=0,575

9,65±0,88

р0-3=0,172

р1-3=0,010

р2-3=0,054

Примечание: p0-2 – достоверность различий между показателями групп младшего контроля и пациентов с СД2; р0-3 – достоверность различий между показателями групп младшего контроля и пациентов с сочетанием СД2 и подагры; р1-2 – достоверность различий между показателями групп старшего контроля и пациентов с СД2; р1-3 – достоверность различий между показателями групп старшего контроля и пациентов с сочетанием СД2 и подагры; p2-3 – достоверность различий между показателями групп пациентов с СД2 и сочетанием СД2 и подагры.

У обследованных больных обеих групп выявлена инсулинорезистентность, которая сопровождалась компенсаторной гиперинсулинемией (табл. 3). Максимальная выраженность этих нарушений отмечалась у пациентов с сочетанием СД2 и подагры. Аналогичные результаты об инсулинорезистентности при сочетании СД2 и подагры приводятся в работах В.Г. Барсковой и соавт. (2004, 2005, 2006, 2007), М.С. Елисеева и соавт. (2005) [6–10]. В обеих группах содержание глюкозы было достоверно выше, чем в младшем и старшем контролях.

Таблица 3. Показатели углеводного обмена у обследованных

Группы

Показатели

0
Младшая контрольная группа

1
Старшая контрольная группа

2
Больные СД2, n=18

3
Больные СД2 и подагрой, n=21

Гликемия натощак, ммоль/л

4,42±0,05

5,06±0,07

8,28±0,64

p0-2<0,001

р1-2<0,001

8,61±0,62

р0-3<0,001

р1-3<0,001

р2-3=0,430

Инсулин, мкЕд/л

8,06±0,31

6,98±0,30

13,36±1,33

p0-2<0,001

p1-2<0,001

24,02±2,93

p0-3<0,001

p1-3<0,001

р2-3=0,003

НОМА-IR

1,59±0,07

1,57±0,08

4,78±0,71

p0-2<0,001

p1-2<0,001

9,97±1,83

р0-3<0,001

p1-3<0,001

р2-3=0,003

Примечание: p0-2 – достоверность различий между показателями групп младшего контроля и пациентов с СД2; р0-3 – достоверность различий между показателями групп младшего контроля и пациентов с сочетанием СД2 и подагры; р1-2 – достоверность различий между показателями групп старшего контроля и пациентов с СД2; р1-3 – достоверность различий между показателями групп старшего контроля и пациентов с сочетанием СД2 и подагры; p2-3 – достоверность различий между показателями групп пациентов с СД2 и сочетанием СД2 и подагры.

Уровень мочевой кислоты был значимо повышен в обеих группах только по сравнению с группой контроля младшего возраста (табл. 4). Аналогичные результаты были получены и в работах других авторов [11, 12]. Так, повышение концентрации мочевой кислоты у пациентов с СД2 было отмечено в работе И.В.Мадянова и О.Б. Илюхиной (2014).

Таблица 4. Содержание мочевой кислоты у обследованных

Группы

Показатели

0
Младшая контрольная группа

1
Старшая контрольная группа

2
Больные СД2, n=18

3
Больные СД2 и подагрой, n=21

Мочевая кислота, ммоль/л

187,70±18,68

300,90±8,48

285,72±18,51

p0-2=0,003

р1-2=0,388

321,81±24,50

р0-3=0,002

р1-3=0,800

р2-3=0,195

Примечание: p0-2 – достоверность различий между показателями групп младшего контроля и пациентов с СД2; р0-3 – достоверность различий между показателями групп младшего контроля и пациентов с сочетанием СД2 и подагры; р1-2 – достоверность различий между показателями групп старшего контроля и пациентов с СД2; р1-3 – достоверность различий между показателями групп старшего контроля и пациентов с сочетанием СД2 и подагры; p2-3 – достоверность различий между показателями групп пациентов с СД2 и сочетанием СД2 и подагры.

 

Жировая ткань является эндокринным органом, в котором синтезируется ряд метаболически активных веществ, к которым относятся лептин, адипонектин, резистин и др. [13]. Нами установлено, что у больных и с СД2, и его сочетанием с подагрой существенно повышено содержание лептина. Максимальная концентрация этого адипокина была в группе обследованных с сочетанием заболеваний. На фоне гиперлептинемии происходило снижение адипонектина. Были выявлены отрицательные корреляции лептина и адипонектина у больных СД2 (r=-0,608, p=0,007) и пациентов с сочетанием его с подагрой (r=-0,461, p=0,031). Содержание резистина у пациентов с СД2 практически не отличалось от его уровня в обеих контрольных группах. При сочетании СД2 и подагры концентрация резистина была повышена относительно старшего контроля.

В группе пациентов с сочетанием подагры и СД2 выявлены положительные корреляции между уровнем мочевой кислоты и концентрацией резистина (r=0,515, p=0,017). По-видимому, повышение резистина влияет на увеличение концентрации мочевой кислоты у обследованных. В группе пациентов с СД2 выявлена положительная корреляция уровня мочевой кислоты с содержанием адипонектина (r=0,548, p=0,019) и отрицательная – с концентрацией лептина (r=-0,737, p=0,000).

Выводы

  1. У больных СД2 и его сочетанием с подагрой выявлена атерогенная дислипидемия, проявляющаяся в повышении общего холестерина, триглицеридов, коэффициента атерогенности и снижением холестерина ЛПВП. Сочетание у больных СД2 и подагры по сравнению с группой больных сахарным диабетом не привело к достоверным различиям в содержании липидов.
  2. У больных СД2 и подагрой по сравнению с группой больных СД2 без подагры установлены более высокие значения ИРИ натощак и инсулинорезистентности.
  3. У пациентов СД2 и его сочетанием с подагрой выявлена гиперлептинемия, гиперрезистинемия и гипоадипонектинемия. Сочетание сахарного диабета и подагры по сравнению с группой СД2 приводит к достоверно более высокому содержанию лептина и резистина.
  4. У больных с сочетанием СД2 и подагры выявлена достоверная корреляция между уровнями резистина и мочевой кислоты.

Информация о финансировании и конфликте интересов

Авторы заявляют об отсутствии явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Работа выполнена без привлечения дополнительного финансирования со стороны третьих лиц.

Andrey F. Verbovoy

Samara State Medical University

Email: andreyy.verbovoyy@rambler.ru

Russian Federation MD, PhD, professor, Head of the Endocrinology department

Irina A. Tsanava

Samara State Medical University

Author for correspondence.
Email: ira.tsanava@gmail.com

Russian Federation Senior assistant of the Endocrinology department

Nelli I. Verbovaya

Samara State Medical University

Email: andreyy.verbovoyy@rambler.ru

Russian Federation MD, PhD, professor

  1. Эндокринология. Национальное руководство. / Под ред. Дедова И.И., МельниченкоГ.А.. — М.: ГЭОТАР-Медиа; 2009. – 373 с. [Endokrinologiya. Natsional'noe rukovodstvo. Ed. by. Dedov II, Mel'nichenko GA. Moscow: GEOTARMedia; 2009. (In Russ).]
  2. International Diabetes federation, Diabetes Atlas 6th ed. International Diabetes Federation; 2014.
  3. Arromdee E, Michet CJ, Crowson CS, et al. Epidemiology of gout: is the incidence rising? The Journal of rheumatology. 2002;29(11):2403-6.
  4. Дедов И.И., Шестакова М.В., Александров А.А., и др. Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом. Под редакцией И.И. Дедова, М.В. Шестаковой (6-й выпуск) // Сахарный диабет. - 2013. - Т. 16. - №1S - C. 1-120. [Dedov II, Shestakova MV, Aleksandrov AA, et al. Standards of specialized diabetes care. Ed. by Dedov II, Shestakova MV (6th edition). Diabetes mellitus. 2013;16(1S):1-120. (In Russ.)]doi: 10.14341/DM20131S1-121
  5. Wallace SL, Robinson H, Masi AT, et al. Preliminary criteria for the classification of the acute arthritis of primary gout. Arthritis & Rheumatism. 1977;20(3):895-900.
  6. Барскова В.Г., Елисеев М.С., Насонов Е.Л., и др. Синдром инсулинорезистентности у больных подагрой и его влияние на формирование клинических особенностей болезни. // Терапевтический архив. – 2004 – Т. 76 – № 5 – С. 51-56. [Barskova VG, Eliseev MS, Nasonov EL, et al. Sindrom insulinorezistentnosti u bol'nykh podagroi i ego vliyanie na formirovanie klinicheskikh osobennostei bolezni. Terapevticheskii arkhiv. 2004; 76(5): 51-56. (In Russ).]
  7. Барскова В.Г., Елисеев М.С., Насонов Е.Л., и соавт. Применение метформина (Сиофор®) у пациентов с подагрой и инсулинорезистентностью (предварительные данные 6-месячного наблюдения). // Терапевтический архив. – 2005. – Т. 77. – №12 – С. 44-49. [Barskova VG, Eliseev MS, Nasonov EL, et al. Primenenie metformina (Siofor®) u patsientov s podagroi i insulinorezistentnost'yu (predvaritel'nye dannye 6-mesyachnogo nablyudeniya). Terapevticheskii arkhiv. 2005; 77(12):44-49. (In Russ).]
  8. Барскова В.Г., Ильиных Е.В., Елисеев М.С., и др. Кардиоваскулярный риск у больных подагрой // Ожирение и метаболизм. – 2006. – Т. 3. – №3 – C. 40-44. [Barskova VG, Il'inykh EV, Eliseev MS, et al. Kardiovaskulyarnyy risk u bol'nykh podagroy. Obesity and metabolism. 2006;3(3):40-44. (In Russ).] doi: 10.14341/2071-8713-5263
  9. Барскова В.Г., Елисеев М.С., Зилов А.В., Насонов Е.Л. Влияние гипергликемии и гиперинсулинемии на уровень мочевой кислоты и течение артрита у больных подагрой с сахарным диабетом 2 типа // Ожирение и метаболизм. – 2007. – Т. 4. – №1 – C. 19-23. [Barskova VG, Eliseev MS, Zilov AV, Nasonov EL. Vliyanie giperglikemii i giperinsulinemii na uroven' mochevoy kisloty i techenie artrita u bol'nykh podagroy s sakharnym diabetom 2 tipa. Obesity and metabolism. 2007;4(1):19-23. (In Russ).] doi: 10.14341/2071-8713-4908
  10. Елисеев М.С., Барскова В.Г., Насонов Е.Л., и др. Особенности подагры, протекающей с сахарным диабетом II типа. // Клиническая геронтология. – 2005. – Т. 11 – № 4 – С. 7-13. [Eliseev MS, Barskova VG, Nasonov EL, et al. Osobennosti podagry, protekayushchei s sakharnym diabetom II tipa. Klinicheskaya gerontologiya. 2005;11(4):7-13. (In Russ).]
  11. Мадянов И.В., Илюхина О.Б. Особенности мочекислого обмена при сахарном диабете 2 типа. // Терапевт. – 2014. – № 1. – С. 11-14. [Madyanov IV, Ilyukhina OB. Osobennosti mochekislogo obmena pri sakharnom diabete 2 tipa. Terapevt. 2014;1:11-14. (In Russ).]
  12. Мадянов И.В. Особенности пуринового обмена на этапах развития и прогрессирования сахарного диабета (диагностические, патогенетические и лечебные аспекты): Дис. … докт. мед. наук. – М.; 1999. [Madyanov I.V. Osobennosti purinovogo obmena na etapakh razvitiya i progressirovaniya sakharnogo diabeta (diagnosticheskie, patogeneticheskie i lechebnye aspekty): [Dissertation]. Moscow.; 1999. (In Russ).]
  13. Соломонова Е., Вербовой А. Жировая ткань и адипокины. // LAP LAMBERT Academic Publishing – Saarbriicken. – 2012. – 124 c. [Solomonova E, Verbovoi A. Zhirovaya tkan' i adipokiny. LAP LAMBERT Academic Publishing – Saarbriicken. 2012.]

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Views

Abstract - 1053

PDF (Russian) - 378

Cited-By


Dimensions


Copyright (c) 2015 Вербовой А.Ф., Цанава И.А., Вербовая Н.И.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies