Materials of scientific and practical conference «Dietoogy In Practice Of Endocrinologist» at the VIII (XXV) Russian Diabetology Congress With International Participation «Diabetes Mellitus – XXIth Century Pandemia»

Cover Page
  • Authors: Shestakova M.V.1, Ruyatkina L.A.2,3, Suplotova L.A.4, Smetanina S.A.4, Khramova E.B.4, Arbatskaya N.Y.5, Ibragimova L.I.1, Iskhakova I.S.3, Pavlova Z.S.6, Shilina A.V.7, Dzgoeva F.H.1, Shamkhalova M.S.1
  • Affiliations:
    1. Endocrinology Research Centre
    2. Novosibirsk State Medical University
    3. Novosibirsk Clinical Hospital №1
    4. Tyumen State Medical University
    5. Pirogov Russian National Research Medical University
    6. Lomonosov Moscow State University
    7. «Clinic of system medicine»
  • Issue: Vol 16, No 1 (2019)
  • Pages: 82-93
  • Section: News
  • URL: https://omet-endojournals.ru/omet/article/view/10064
  • DOI: https://doi.org/10.14341/omet10064
  • Cite item

Abstract


The scientific-practical conference Dietoogy In Practice Of Endocrinologist was held during the VIII Russian diabetology congress with international participation “Diabetes Mellitus – XXIth Century Pandemia”. It was chaired by Academician of RAS M.V. Shestakova (Moscow), Professors L.A. Ruyatkina (Novosibirsk ) and L.A. Suplotova (Tyumen).

The expediency of this event was dictated by the necessity to create a unified national regulated guidelines for the diet therapy of obesity and associated diseases for the medical community and patients. The program of the meeting included a discussion about the formation of a healthy diet and its effect on the body, starting from the pregnant women, fetal development, the breastfeeding period, in the period of perimenopause and postmenopause, in the presence of concomitant pathology of heart and kidneys.


Целесообразность проведения данного мероприятия продиктована необходимостью создания единых национальных регламентированных рекомендаций по диетотерапии ожирения и ассоциированных с ним заболеваний как для врачебного сообщества, так и для пациентов. Программа круглого стола включала обсуждение вопросов формирования здорового питания и его влияния на организм, начиная с беременных женщин, внутриутробного развития плода, периода грудного вскармливания, в периоде пери- и постменопаузы, при наличии сопутствующей патологии сердца, почек.

Во вступительной речи академик РАН Шестакова М.В. обозначила 12 основных принципов здорового питания, обновленных ВОЗ в сентябре 2015 г. (Информационный бюллетень ВОЗ N°394, 2015 г). При сравнительном анализе рекомендаций ВОЗ и реальной ситуации по употреблению различных продуктов в Российской Федерации, пришлось констатировать, что граждане России в целом питаются не в соответствии с принципами здорового питания: в частности, употребляют больше необходимого количества мясо и мясные субпродукты (более 17%), жирные продукты и сладости (более 12% каждый), и значимо меньше необходимого фрукты и овощи (менее 5% при норме до 30%) (рис. 1).

 

Рис. 1.

 

В 2013–2015 гг на территории Российской Федерации было проведено эпидемиологическое исследование NATION, включавшее 26620 человек, целью которого было провести скрининг населения на ранее не выявленный сахарный диабет 2 типа (СД2) и оценить образ жизни людей (характер питания и физических нагрузок) по специально разработанным опросникам. По результатам исследования оказалось, что 31% россиян имеют ожирение (27.7% мужчин и 39,7% женщин).

Данные опроса показали, что население России не достаточно хорошо осведомлено о том, как именно нужно питаться и двигаться для того, чтобы избежать развития ожирения и СД 2 и, соответственно, не выполняют принципов здорового образа жизни.

Таким образом, становится очевидным необходимость создания единых общероссийских рекомендаций по правилам здорового питания, что поможет врачам и населению страны сохранить свое здоровье на долгие годы.

Согласно регламенту далее был заслушан доклад исследователей из Тюмени д.м.н. Сметанина С.А. и д.м.н., проф. Суплотова Л.А. «Эволюция ожирения: плод, ребенок, взрослый».

В настоящее время хронические неинфекционные заболевания (НИЗ) приводят к смерти трех из пяти человек в мире. По данным Всемирной организации здравоохранения основными заболеваниями при этом являются болезни сердца и сосудов, рак, хронические болезни легких и сахарный диабет. Эти заболевания имеют продолжительное течение и являются результатом воздействия комбинации генетических, физиологических, экологических и поведенческих факторов. Общепризнанно, что наличие избыточной массы тела/ожирения с детского и/или подросткового возраста также является одним из ведущих факторов риска преждевременных летальных исходов наряду с такими, как повышенное артериальное давление, табакокурение, гипергликемия и низкая физическая активность. За последние 40 лет произошел повсеместный рост ожирения, особенно значимый среди детей и подростков. Во Всемирном Атласе профилактики сердечно-сосудистых болезней отмечено, что факторы риска НИЗ могут формироваться в определенные критические периоды жизни и передаваться потомству. Питание плода зависит от питания матери. При неадекватном питании матери плод жертвует тканями, которым нужны качественные строительные блоки, образуя менее сложные, в частности, жировую ткань. И, что важно, эти метаболические изменения могут стать запрограммированными и передаваться последующим поколениям.

В Европейском регионе ожирение выявляется у трети женщин репродуктивного возраста, среди беременных – в 20–30 %. В Тюменской области 41 % женщин при наступлении беременности имеют избыточную массу тела или ожирение.

При этом – нами установлено, что отклонения в показателях массы тела при рождении (макро- и микросомию) имеет каждый четвертый ребенок (24,8 %). Таким образом, каждый четвертый новорождённый в Тюменской области, уже имеет запущенный каскад метаболических нарушений, что может привести к развитию ожирения и НИЗ в последующие годы жизни.

В исследовании установлено, что при ожирении первой степени у женщины риск рождения ребенка с макросомией повышается в 7 раз (OR = 6,80; CI 2,66–17,56; р<0,001).

Выявлено снижение средних значений длины и массы тела потомства женщин с ожирением второй и третьей степени. Кроме того, установлены отдаленные последствия патологической массы тела у женщин, которые родились с макро- или микросомией. Так, макросомия повышает в три раза риск развития метаболического синдрома во взрослой жизни, а микросомия при рождении в последующие годы у женщин ассоциирована с формированием инсулинорезистентности. Во время беременности адекватность питания женщины отражается в прибавке её веса. Гестационная прибавка массы тела индивидуальна и зависит от массы тела до наступления беременности. В исследовании выявлено, что женщины с избыточной массой тела и ожирением имели более низкую прибавку в весе во время гестации, чем женщины с нормальной массой тела. Однако, чрезмерный прирост массы тела выявлялся у каждой второй беременной при индексе массы тела более 25 кг/м2. Патологическая гестационная прибавка массы тела в последующие годы жизни у женщин повышает риск развития ожирения и метаболического синдрома. Установлено, что в Тюменской области частота избытка веса и ожирения в настоящее время у девочек-подростков составила 11,0 %. Определено, что избыток массы тела с детского/подросткового возраста в будущем значительно повышает риск формирования ожирения и метаболического синдрома у женщин в репродуктивном возрасте.

Таким образом, следует заключить, что эволюция ожирения происходит под влиянием внешней среды и питания в критические периоды жизни и имеет свои закономерности, которые зависят от предгестационного индекса массы тела матери, прибавки веса во время беременности, массы тела ребенка при рождении, в детском и подростковом возрасте.

Одним из факторов, формирующих метаболизм в целом, является питание в раннем возрасте. С докладом по этой теме на круглом столе выступила д.м.н. Е. Б. Храмова «Грудное вскармливание и профилактика ожирения: как это работает?» ФГБОУ ВО «Тюменский ГМУ» Минздрава России.

Известно, что питание беременной женщины и ребенка в первые два года жизни может оказывать существенное влияние на метаболическое программирование, эффекты которого сохраняются на всю жизнь. Дети на грудном вскармливании отличаются меньшим потреблением белка и энергии, чем младенцы на искусственном вскармливании (E.Ziegler, 2005; S.Hester, 2012). При грудном вскармливании уменьшение концентрации белка в молоке от месяца к месяцу приводит к снижению темпов роста и прибавки массы тела у младенцев. Доказано, что избыточное потребление молочного белка и высокая скорость роста на первом году жизни ассоциированы с высоким риском ожирения в будущем.

I.Axelsson (1988) предположил, что высокий уровень белка в рационе младенца приводит к увеличению концентрации инсулиногенных аминокислот (аминокислот с разветвленной цепью) в плазме крови, которые стимулируют продукцию инсулина и инсулиноподобного фактора роста – 1 (ИФР-1), обеспечивающих не только темпы роста и прибавки веса в период грудного вскармливания, но и ассоциированных с риском ожирения и метаболических нарушений в последующие периоды онтогенеза. Подобные результаты продемонстрировали в последующем и другие исследователи. Следует отметить и изменение уровня лептина у младенцев при различной дотации белка в рационе, коррелирующим с прибавкой массы тела. В исследовании F.Savino (2013) доказано, что младенцы на грудном вскармливании имеют более высокую концентрацию лептина по сравнению с детьми на искусственном вскармливании, ассоциированную с меньшим риском ожирения в школьном возрасте.

E.Verduci (2014) продемонстрировал влияние отдельных нутриентов грудного молока на экспрессию генов, ассоциированных с риском ожирения, гиперхолестериемии во взрослом возрасте. K. Verburah (2015) доказал влияние высоких концентраций инсулиногенных аминокислот, инсулина и ИФР-1 на активацию комплекса сигнальных молекул mTOR, способствующих избыточной пролиферации клеток, стимуляции адипогенеза, формированию инсулинорезистентности и проч. Исходом этих процессов является не только ожирение, но и ассоциированные с ним сахарный диабет 2 типа, нейродегенеративные процессы, раннее старение, увеличение риска онкологических заболеваний.

Таким образом, многочисленными исследованиями доказано протективное влияние продолжительного грудного вскармливания в младенчестве на профилактику ожирения и ассоциированных с ним заболеваний во взрослом возрасте.

С различных аспектов была рассмотрена проблема фетального программирования ожирения и метаболических нарушений, скрытые методологические проблемы были представлены в следующем докладе: «Роль питания беременных в развитии акушерской и перинатальной патологии» к.м.н. Арбатская Н.Ю. (Перинатальный медицинский центр, г. Москва, кафедра эндокринологии и диабетологии ФУВ РНИМУ им. Н.И. Пирогова), к.м.н. Ибрагимова Л.И. (ФГБУ НМИЦ эндокринологии Минздрава России, г. Москва).

Беременность – период выраженных метаболических изменений, необходимых для быстрого формирования и роста плода и плаценты, подготовки к родам и лактации. Нарушение адаптации организма женщины к гормонально-метаболическому стрессу приводит в 10–20% случаев к развитию большого акушерского синдрома, который может проявляться гестационным сахарным диабетом (ГСД), преэклампсией (ПЭ), преждевременными родами (ПР)¹. У практикующих врачей накапливаются доказательства о влиянии питания беременной на возникновение вышеперечисленных осложнений, их совокупного вклада в развитие хронических метаболических заболеваний у матери и ребенка в будущем. При избыточной массе тела и ожирении на момент наступления беременности риск ГСД, ПЭ, рождения ребенка с большим весом прогрессивно нарастает.

Как переедание, так и дефицит макронутриентов уже внутриутробно влияют на формирование метаболизма будущего человека, повышая риск таких заболеваний как ожирение, сахарный диабет 2 типа (СД-2), артериальная гипертензия (АГ). При избыточном питании и ожирении матери повышается содержание триглицеридов, глюкозы и инсулина, транспорт которых в ооцит плода может иметь фенотипические последствия для будущих поколений.

Наиболее оптимальной профилактикой вышеперечисленных осложнений являются поддержание нормальной масса тела и приверженность здоровому образу жизни еще до беременности. Метаанализ рандомизированных исследований показывает, что консультации по питанию на ранних сроках беременности и физическая активность на всем ее протяжении позволяют снизить риск таких осложнений, как ГСД, АГ и ПЭ, избыточной прибавки в весе, рождения ребенка с большой массой тела, частоту травматизма в родах. Однако рекомендации по питанию беременных в разных странах имеют существенные отличия по количеству макронутриентов. Учитывая рост заболеваемости ожирением и СД-2 в России, требуется создание национальных клинических рекомендаций по питанию беременных с целью снижения риска акушерских и перинатальных осложнений, профилактики СД-2, ожирения и сердечно-сосудистых заболеваний у матери и ребенка в будущем.

Гормональные изменения, происходящие в организме женщины, влияют на скорость обменных процессов, что в совокупности с внешнесредовыми факторами инициирует не только набор массы тела, но и ряд нарушений органов и систем, приводящих в дальнейшем к патологическим состояниям. Результаты оригинальной работы были представлены коллегами из Новосибирска:

«Индекс триглицериды/глюкоза у женщин в постменопаузе: от теории глюколипотоксичности через инсулинорезистентность к прогнозу сахарного диабета 2 типа» профессор, д.м.н. Л.А. Руяткина, И.С. Исхакова ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет Минздрава России».

Формирование висцерального ожирения, дислипидемии (ДЛП), инсулинорезистентности (ИР), артериальной гипертензии (АГ) и дисгликемии на фоне эстрогенного дефицита определяют период постменопаузы в качестве фактора риска сахарного диабета второго типа (СД-2). Кластер метаболических и гемодинамических расстройств в постменопаузе, по сути метаболический синдром, рассматривают как основу практически двукратного повышения сердечно-сосудистой заболеваемости.

Маркирующим признаком изменения оси гонадостата служит абдоминальное ожирение (характеристика ИР), стартующее у женщин с АГ еще до снижения уровней эстрогенов – в ответ на повышение ФСГ. Из метаболических последствий первым реагирует липидный обмен (как наиболее уязвимый) появлением с высвобождением из триглицеридов (ТГ) свободных жирных кислот (СЖК) последующими проявлениями липотоксичности в различных тканях: печени (стеатогепатоз), нервных волокнах (нейропатия), β-клетке (СД-2). Липотоксичность с накоплением липидов в неадипозных тканях являются ключевыми событиями в патогенезе СД2, главным образом через ИР и β-клеточную недостаточность. Установлено, что менопауза независимо связана с дислипидемией (OR = 6,65; р < 0,01).

Цель нашего сравнительного описательного исследования: оценить значимость индекса ТГ/глюкоза (TyG), характеризующего ИР, для идентификации предрасположенности к развитию СД2 у женщин в постменопаузе. 94 женщин 45–70 лет (длительность постменопаузы 8–13,5 года) разделили на три группы в зависимости от состояния углеводного обмена с дальнейшей стандартизацией по возрасту: группу 1 (n = 52) составили 52 пациентки с СД-2 на неинсулиновой терапии (HbA1с 7,2% 7,31±1,04), группу 2 (n=16) – женщины с предиабетом (HbA1с 6,15% 6,20±0,18); группу 3 – 26 женщин с нормогликемией (HbA1с 5,45% 5,47±0,38); p<0,001 между всеми группами. Артериальную гипертензию в группах 1–3 имели соответственно 46, 10 и 4 женщины. ОТ в группе 1, а также ИМТ в группах 1 и 2 превышали соответствующие значения в группе 3 (p≤0,017). Длительность сахарного диабета (4,0 (2,0; 7,0 лет соответственно), коррелировала с продолжительностью постменопаузы и АГ (r=0,44, p=0,001 и r=0,30, p=0,046, соответственно). Таким образом, выявлено возрастание полиморбидности по мере длительности постменопаузы. В сумме с ассоциацией последней с HbA1c (r=0,42, p=0,007), эти данные подтверждают, что постменопауза в её естественные сроки служит фактором риска СД-2.

Индекс TyG рассчитывали по формуле: Ln[fasting triglycerides (mg/dL) × fasting glucose (mg/dL)/2] (Kang В. et al., 2017). Показатели индекса TyG в трех группах составили соответственно: 8,42 (8,18; 8,76), 7,75 (7,59; 7,97) и 7,69 (7,51; 7,95) со значительным превышением в группе 1 в сравнении с двумя другими (р≤0,0001). В процессе ROC-анализа нами выявлены точки отсечения (cut-off) для индекса инсулинорезистентности TyG, отражающие риски СД-2 в группах 2 (рис. 1) и 3 (рис. 2); ее координаты составляют 7,5 (чувствительность 0,938 и специфичность 0,813) и 8,0 соответственно (чувствительность 0,894 и специфичность 0,810) (рис.1 и 2).

 

Рис. 2.

 

Рис. 3.

 

Рис. 4.

 

Рис. 5.

 

Таким образом, показатели индекса TyG и выявленные точки отсечения, позволяют предсказывать развитие нарушений углеводного обмена у женщин в постменопаузе с признаками МС через феномен липоглюкотоксичности. Полученные данные позволяют сделать вывод, что у женщин в постменопаузе ИР, установленная по индексу TyG, является значимым фактором в развитии сахарного диабета 2 типа.

Не вызывает сомнений влияние ИР в тесной связи с постпрандиальной гипертриглицеридемией (ПГТГ) на развитие СД2 и атеросклеротического процесса (Hiyoshi T. et al., 2017: Higgins V. et al., 2017); женщины в этом плане привлекают особое внимание (Jellinger PS. Et al., 2017). Соответственно, в коррекции ПГТГ важное значение имеет рацион питания. В рамках проспективного когортного (n= 3349 c высоким сердечно-сосудистым риском без СД, длительность 4,3 года) PREDIMED study (Guasch-Ferré M. et al., 2017) установлено, что участники, попавшие в высокий квартиль по потреблению животного жира, имели вдвое больший риск СД2, чем те, кто был в самом низком квартиле. Эти данные логично сочетаются с концепцией о микробиоте как причинном факторе в развитии многих метаболических заболеваний (Burcelin R. et al., 2011), а также роли дисбаланса микробиоты кишечника как триггера ИР (Serino M. et al.,2013).

 

Рис. 6.

 

Рис. 7.

 

Рис. 8.

 

Рис. 9.

 

В практической работе врача при работе с коморбидными пациентами всегда вызывает массу вопросов тактика контроля над потреблением микронутриентов, по этой проблеме было сделано сообщение в рамках круглого стола.

«Нутритивная стратегия для пациентов с ожирением и хронической болезнью почек» д. м. н. М. Ш. Шамхалова ФГБУ НМИЦ Эндокринологии Минздрава России, г. Москва.

Среди значимых факторов риска почечной дисфункции – наряду с сахарным диабетом и артериальной гипертензией – ассоциированное с ними ожирение. Возможные механизмы развития почечной патологии при ожирении включают гемодинамические, метаболические, провоспалительные, гормональные изменения.

Мероприятия, направленные на модификацию образа жизни, к сожалению, эффективны только для 5–10% редукции веса и только в первые 6–12 месяцев. Поэтому так важно обучение и выработка мотивации. Почки играют критическую роль в гомеостазисе нутриентов, электролитов, а также в контроле жидкости, что предполагает диетическую адаптацию при нарушении их функции. С другой стороны, по мере прогрессирования почечной дисфункции развивается проблема нарушения питания пациентов с хронической болезнью почек (ХБП).

 

Рис. 10. ROC – кривая TyG для идентификации риска развития СД2 для женщин: а) с предиабетом, б) без нарушений углеводного обмена

 

Рис. 11.

 

Рис. 12.

 

Для оценки состояния питания используют четыре группы методов: соматометрические, лабораторные, клинические, функциональные. Прогрессирующая ХБП ведет к изменению протеинового и энергетического гомеостазиса, нарушению катаболизма протеинов, расстройству кислотно-щелочного обмена, гормональной дисфункции. Персистирующий высокий уровень мочевины– маркер уремии – может повышать карбомилирование белков и генерировать активные формы кислорода, приводящие к окислительному стрессу, воспалению, эндотелиальной дисфункции и, в конечном итоге, сердечно-сосудистым заболеваниям.

Абсорбция гастроинтестинальных нутриентов в конечном счете становится ненормальной, т.е. уремия влияет на микробиоту и повреждает интенстинальный эпителий. С прогрессированием ХБП аккумуляция нитрогенсодержащих продуктов при питании и внутрененного катаболизма белков могут извращать вкус и запах, притупляя аппетит вплоть до анорексии.

 

Рис. 13.

 

Рис. 14.

 

Рис. 15.

 

Учитывая высокую распространенность ХБП и острую необходимость альтернативных лечебных стратегий, диетические интервенции, ориентированные на пациента и экономическую эффективность, могут замедлить прогрессирование патологии, продлить додиализный интервал, уменьшить риск дисбаланса жидкости и электролитов, уменьшить риск сердечно-сосудистых заболеваний.

Объединенные рекомендации Национального почечного фонда США и Американской диетологической ассоциации («Академия питания и диеты») включают позиции по адаптивному потреблению основных нутриентов и электролитов (рис. 13, 14).

Малочисленность проводимых исследований у лиц с диабетической болезнью почек (ДБП) и их недостаточный доказательный уровень пока не дают однозначных позиций для диетических рекомендаций, за исключением ограничения соли для контроля АД (рис. 15).

Завершил заседание доклад, освещающий проблемы, с которыми непосредственно сталкиваются практикующие врачи, корректирующие питание конкретных пациентов с ожирением и сопутствующими заболеваниями.

«Скрытые концептуальные проблемы при составлении рациона питания с позиции практикующего врача» к.м.н., З.Ш. Павлова г. Москва. МНОЦ им. М.В. Ломоносова, А. В. Шилина, г. Москва. «Клиника системной медицины».

Персонализированная диетология в настоящее время становится основной. Все больше диетологов начинают работать в клиниках, поликлиниках. В основном их пациенты это больные с ожирением. В связи с этим у практикующих врачей возникает много вопросов по ведению пациентов, оформлению диагноза.

Прежде всего это определение степени ожирения с помощью ИМТ в соответствии с рекомендацией ВОЗ как отношение чисел массы тела, измеряемой в килограммах, к квадрату длины тела, измеряемой в метрах. Ввел этот индекс Кетле, бельгийский математик и астроном еще в 1869 г. Преимущество метода заключается в простоте использования в больших популяционных исследованиях, недостаток связан с трудностями интерпретации индекса на индивидуальном уровне.

В последние годы основным методом для определения состава тела, процентного содержания жировой массы является биоимпедансный анализ. Метод безопасный, надежный, простой, но его недостаток – отсутствие единой стандартизации оборудования и способов измерений, что затрудняет сопоставление и анализ получаемых результатов. Но учитывая, что принцип работы всех биоимпедансных анализаторов основан на разности электрического сопротивления тканей, то доля жировой ткани мало будет отличаться на разных приборах. Мы могли бы процентное содержание жира в организме также использовать при определении степени ожирения.

К следующим нерешенным проблемам относится отсутствие четких рекомендаций по соотношению макронутриентов, суточной потребности в пищевых волокнах, норме их потребления пищевых волокон в зависимости от возраста, рекомендаций по процентному соотношению нерастворимых и растворимых пищевых волокон.

Необходимо укрепить междисциплинарное взаимодействие специалистов. К сожалению, рекомендации терапевтов по питанию пациентам с ожирением не соответствуют современным требованиям диетологии.

Диетологам нужна помощь клинических психологов. Основную группу пациентов у диетологов составляют пациенты с ожирением. Практически все они имеют проблемы с пищевым поведением. Совместная работа диетолога и клинического психолога даст положительный результат в программе по снижению веса.

В заключение участники круглого стола выдвинули предложение по созданию регламентированных диетологических рекомендаций по диетотерапии ожирения и ассоциированных с ним заболеваний. Для их создания необходимо определить состав рабочей группы и экспертного совета, охватывающий специалистов из различных областей медицины, занимающихся не просто снижением массы тела, но и нутритивной коррекцией сопряженных с ним состояний.

Marina V. Shestakova

Endocrinology Research Centre

Author for correspondence.
Email: nephro@endocrincentr.ru
ORCID iD: 0000-0003-3893-9972
SPIN-code: 7584-7015

Russian Federation, 11 Dmitriya Ulyanova street, 117036 Moscow

MD, ScD, professor, academician of the Russian Academy of Sciences, director of the Diabetes Institute

Lyudmila A. Ruyatkina

Novosibirsk State Medical University; Novosibirsk Clinical Hospital №1

Email: larut@list.ru
ORCID iD: 0000-0002-6762-5238
SPIN-code: 1895-7664

Russian Federation, 52 Krasnyi prospekt street, 630091 Novosibirsk; 6 Zalesskogo street, 630047 Novosibirsk

ScD, professor

Lyudmila A. Suplotova

Tyumen State Medical University

Email: dr.suplotova@yahoo.com
ORCID iD: 0000-0001-9253-8075
SPIN-code: 1212-5397

Russian Federation, 54 Odesskaya street, 625023 Tyumen

MD, ScD, professor

Svetlana A. Smetanina

Tyumen State Medical University

Email: dr.smetanina@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-3525-9891
SPIN-code: 3842-6394

Russian Federation, 54 Odesskaya street, 625023 Tyumen

MD, ScD

Elena B. Khramova

Tyumen State Medical University

Email: doctor.khramova@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-8968-3925
SPIN-code: 2462-3440

Russian Federation, 54 Odesskaya street, 625023 Tyumen

MD, ScD

Natalia Y. Arbatskaya

Pirogov Russian National Research Medical University

Email: alvaltim@gmail.com

Russian Federation, 1 Ostrovityanova street, 117997 Tyumen

MD, PhD

Liudmila I. Ibragimova

Endocrinology Research Centre

Email: ibragimovaliudmila@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-3535-520X
SPIN-code: 5013-8222

Russian Federation, 11 Dmitriya Ulyanova street, 117036 Moscow

MD, PhD

Irina S. Iskhakova

Novosibirsk Clinical Hospital №1

Email: tyutyunjon@mail.ru

Russian Federation, 6 Zalesskogo street, 630047 Novosibirsk

PhD

Zukhra S. Pavlova

Lomonosov Moscow State University

Email: zukhra73@gmail.com
SPIN-code: 9329-7628

Russian Federation, 1 Leninskie Gory street, 119991 Moscow

MD, PhD

Alla V. Shilina

«Clinic of system medicine»

Email: shilina.alla@gmail.com

Russian Federation, 6/1 Dobroslobodskaya, 105066 Moscow

MD, endocrinplogist

Fatima H. Dzgoeva

Endocrinology Research Centre

Email: fatima.dzgoeva@gmail.ru
SPIN-code: 9315-0722

Russian Federation, 11 Dmitriya Ulyanova street, 117036 Moscow

PhD

Minara S. Shamkhalova

Endocrinology Research Centre

Email: shamkhalova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-3433-0142
SPIN-code: 4942-5481

Russian Federation, 11 Dmitriya Ulyanova street, 117036 Moscow

MD, ScD

Supplementary files

Supplementary Files Action
1. Fig. 1. View (180KB) Indexing metadata
2. Fig. 2 View (299KB) Indexing metadata
3. Fig. 3 View (153KB) Indexing metadata
4. Fig. 4. View (335KB) Indexing metadata
5. Fig. 5. View (321KB) Indexing metadata
6. Fig. 6 View (377KB) Indexing metadata
7. Fig. 7 View (553KB) Indexing metadata
8. Fig. 8. View (573KB) Indexing metadata
9. Fig. 9. View (118KB) Indexing metadata
10. Fig. 10. ROC - TyG curve for identifying the risk of developing T2DM for women: a) with pre-diabetes, b) without disrupting carbohydrate metabolism View (183KB) Indexing metadata
11. Fig. 11 View (278KB) Indexing metadata
12. Fig. 12. View (293KB) Indexing metadata
13. Fig. 13. View (315KB) Indexing metadata
14. Fig. 14. View (386KB) Indexing metadata
15. Fig. 15. View (250KB) Indexing metadata

Views

Abstract - 653

PDF (Russian) - 546

Cited-By


Dimensions


Copyright (c) 2019 Shestakova M.V., Ruyatkina L.A., Suplotova L.A., Smetanina S.A., Khramova E.B., Arbatskaya N.Y., Ibragimova L.I., Iskhakova I.S., Pavlova Z.S., Shilina A.V., Dzgoeva F.H., Shamkhalova M.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies